Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Статьи (список заголовков)
00:40 

Второй венок сонетов С. А. Калугина: возможные и невозможные толкования

Оргия Праведников
http://www.orgia.ru/
Mare Mirkie
Второй венок сонетов С. А. Калугина:
возможные и невозможные толкования


Второй венок сонетов Сергея Александровича Калугина, появившийся в Сети осенью 2013 года, спустя 23 года после первого, стал неожиданным и радостным подарком поклонникам творчества мастера, однако реакцию у поклонников вызвал весьма неоднозначную — от разочарованных реплик по поводу того, что «второй венок слабее первого», «проще», «не такой духовный» до обвинений в (цитирую) «конфессиональной агитации». Это, вкупе с разнообразными трактовками отдельных строк Венка, подвигло автора этих строк взяться за попытку анализа произведения. Не вдаваясь в объяснения спецлексики и названий (кои легко отыскать в любом поисковике), я ограничусь комментариями к тексту и рядом вероятных/невероятных толкований.

Прежде всего, категорически не согласен с мнением о «простоте» произведения. Второй венок — прямое продолжение первого и в художественном, и в личностно-духовном аспекте. Первый венок — это рассказ об осознании человеком себя, своего пути, своего единства с мирозданием. Второй венок — это продолжение и развитие темы — недаром начинает его ключевой мотив первого венка — мотив слова. Однако ныне мы имеем дело уже не со словами, которые отыскал автор, а со Словом. В единственном числе и с заглавной буквы.

I
Мы предоставим Слову наполнять
Проточенные временем ложбины,
Струиться вольно; то за пядью пядь
Превосходить уступы и теснины,
Чтоб вслед за тем с немыслимых высот
Обрушиться ярящимся каскадом.
Поистине: для слова нет преграды,
Им создан мир и всяка тварь живёт.
Чужда и страшна собственная речь
Тому, кто слову дал свободну течь,
Невыносима умственному взору:
Гремят глаголы, ширится поток...
Да не отвергнет милосердный Бог
Внимающих себе, как приговору.

Если в первом Венке проблематикой был поиск слов как средства выражения себя и мира через себя, то во втором мы видим, что становится с теми, кто отыскал слова — они прозревают за ними Слово (то самое, которым создан мир), и они внимают себе, как приговору.

Кстати, именно они. Лирический герой, отыскавший свои слова в первом Венке, во втором оказывается не один. Он уже не отдельно взятое Я, он — часть Ордена.

читать дальше

А между тем начинается тур Сергея Калугина на Дальнем Востоке. С чем всех (и Сергея Александровича, и жителей Дальнего Востока) категорически поздравляем!

@темы: статьи, концерты, Сергей Калугин, Венок сонетов 2

11:03 

"Итак, господа - что же всё-таки здесь происходит?"

Оргия Праведников
http://www.orgia.ru/
Как известно, слушатели "Оргии" - люди умные, эрудированные и думающие. И хотя в этой заметке автор больше размышляет, а не дает однозначных толкований, все равно интересно лишний раз взглянуть на "Чжоан Чжоу" с разных точек зрения. Христианство vs буддизм, говорите?

Орфография авторская.


"Горный Китай, монастырь Чжоан Чжоу.
Год от Рождества Христова 853-й.
Некто спросил Линь Цзы: "Что такое мать?"
"Алчность и страсть есть мать, - ответил мастер, -
Когда сосредоточенным сознанием
мы вступаем в чувственный мир,
мир страстей и вожделений,
и пытаемся найти все эти страсти,
но видим лишь стоящую за ними пустоту,
когда нигде нет привязанностей,
это называется
убить свою мать!.."
-
без этого эпиграфа, который в песне "Убить свою мать" (или, в другом варианте, "Чжоан Чжоу"), заложенный в тексте безудержный оптимизм начинает отдавать нехорошей расчлененкой и перевернутым эдиповым комплексом:
"Теперь он играет смесь арт-рока и гранжа и поет про человека, убившего свою мать. Громко и страшно. Но на то она и оргия..." - констатируется в скорбной статье 2000го года, отслеживающей трансформацию из Калугина в Калугина & ARTель в Оргию Праведников, которую я как представитель самого молодого поколения любителей ОП не застала в качестве актуальной

впрочем, сам Калугин не относил эту вещь в интервью к разряду наиболее сложных:
"Я после завернутых форм понял, что у меня не хиляет простая форма, и мне так понравилось работать с очень простыми вещами! Ранние "высоцкие" песни - это я непонятно писал о совершенно понятном, "Nigredo" - непонятно о непонятном, все эти смехотулечки - понятно о понятном. И теперь прорисовываются росточки понятного о непонятном: "Сицилийский Виноград", "Чжоан Чжоу"... " (господа, вы только прочувствуйте этот жаргон девяностых!).

лично для меня "Убить свою мать" - утренний гимн, помогающий моему внутреннему жаворонку вставать в 6.35 вне зависимости от внешних обстоятельств (ну и еще повод поразбрасывать шарики на концерте, аа), однако буддистско-христианские подтексты заставляют предположить несколько более глубокие толкования: преодоление внешних страстей во имя воссоединения со своим (нет, не внутренним жаворонком, а двойником?) в строке "И это небо было нами, и мы были одним" вылядит вполне убедительным, на мой вкус

что всегда вызывало определенные сомнения - это "офисные" характеристики могущественного собеседника героя: какой-то шеф, какой-то Крит, какая-то работа - это что, издевательство над мотивом путешествия (кстати, нежно любимым Калугиным)? очередная реализация противопоставления "возвышенное-обыденное", иллюстрирующая то, что мощнейшее существо может быть обременено боссом так же как простые смертные? (неужто сам Господь упоминается?)

в одном из интервью Калугин говорит о том, что страх - это мучения, страдания, страх убивает, а победить его может только любовь, и чем совершеннее она будет, тем меньше страха останется в итоге: однако в тексте этой песни любви на первом плане как-то явно немного. Является некто - более сильный, преодолевший колодец, ставший собою самим: вообще лично мне эта встреча напоминает сюжетную линию Димы и Мити из пелевинской "Жизни насекомых", особенно мотив света, который видится снаружи, а на самом деле скрывается внутри:
"Ты видишь свет во мне, но это есть твой собственный свет!" -
и если бы автором песни был Виктор Олегович, то сомнений в содержании манифеста было бы немного: следует отринуть страсти и вообще свое Я, ибо все это иллюзия и колесо Сансары, и лишь осознание этого способно вернуть нас в Нирвану, где ничего нет - но у Сергея проскальзывает и противоположная нотка:
"Безумец (в первоначальном варианте вообще - убивец: менее гладко, зато более откровенно), как ты мог - она же все-таки мать!",
что можно (см. статью "Литургия верных" на сайте ОП) толковать как попытку противопоставления христианства буддизму: чем отрекаться от всего сразу, можно бы оставить себе любовь и попробовать что-то сделать, а не то мажорный тон песни плохо стыкуется с пропагандируемой ею отстраненностью от мира

итак, господа - что же все-таки здесь происходит?

ps а вообще лучшее, что я видела на этот счет - в студенческом паблике "Меня не отчислили": "...и это небо было нами, и мы были одним - всегда приятно быть подольше рядом с тем, кого не отчислили!"

Анна Городищ

@темы: статьи

Оргия Праведников

главная